?

Log in

No account? Create an account

Истинное лицо российского правосудия

Мы доверили им управлять страной, а они крадут наши деньги

Остановите вора — подпишите обращение!
ros_pravosudie
У нас в стране мало кто верит в правосудие. Беззаконие и несправедливость, неправомерные приговоры, коррупционные схемы и банальные технические ошибки во всех судебных инстанциях уже разрушили доверие россиян к Фемиде: так, за защитой своих прав и свобод в законодательном порядке обращаются 13,5% граждан и 31,2% бизнесменов. Остальные просто не доверяют отечественному правосудию.


Те же граждане, которые ищут правосудия в судебных структурах, страдают от бюрократической волокиты и чрезмерной затянутости судебного процесса. Счет количества жалоб на нарушения законодательства и несправедливость вынесенного приговора идет на тысячи, а рассматриваются лишь единицы жалоб (по данным Верховного Суда РФ — 0,5%). 157,6 тысяч дел, оконченных производством, рассматривались на протяжении 3-12 месяцев. Процесс затянут, по большому счету, вследствие информационного хаоса внутрисудебной системы. Правозащитники тратят львиную долю рабочего дня на поиск и систематизацию информации, вместо того, чтобы выполнять свои профессиональные обязанности.

Для решения этой проблемы Судебный департамент при Верховном Суде Российской Федерации во главе с Александром Гусевым 12 лет разрабатывал Государственную автоматизированную систему (ГАС) «Правосудие». СМИ и социальные сети переполнены обоснованными фактами нецелевого использования, хищений и финансовых нарушений Гусева при освоении бюджета этого проекта. Исходя из публикаций и отчетов Счетной палаты РФ, Росфиннадзора и других государственных контролирующих органов, Гусев не только знал о допущенных финансовых нарушениях, но ипринимал в них непосредственное участие.

На ГАС «Правосудие», по данным Счетной палаты, за 12 лет разработки потрачено более 100 млрд. бюджетных рублей. Средства освоены, а результата нет.

Какой прок от информационной системы, где нет элементарных данных: актуального графика судебных заседаний, расписания работы, места заседания конкретного судьи, полноценной справочной информации? На какие материалы должны опираться участники судебного процесса, если ГАС «Правосудие» не предусматривает просмотр поданных исков, публикуемые процесуальные документы предоставлены в недостаточном объеме, просмотр актов всех судебных инстанций по одному делу не доступен, а судебные акты публикуются с задержкой? В таких условиях о заявленном в начале проекта функционале — конференц-связи, видеотрансляциях и прочих технических новшествах говорить вообще не приходится.


Опрошенные ВЦИОМ юристы и эксперты оценили систему соответственно: на уровне 0,32 из 1 одного возможного балла. Полноту информации юристы оценили в 0,6 баллов из 1 возможного. Доступность — 0,1 балла. И это стоило стране 100 млрд. рублей?!

Помимо нецелевой растраты бюджетных средств, не проявил себя директор Судебного департамента и как профессионал. Свою должность он занимает 17 лет и за это время не только не реализовал ни одного проекта на благо Фемиды, но и поставил под угрозу свободный доступ к судебной информации и существование судебной журналистики.

Свобода доступа к информации и свобода ее распространения — неотъемлемое условие демократического развития. Лишь опираясь на всеобъемлющую и достоверную информацию можно принимать правильные и взвешенные судебные решения. С учетом закрытия Российского агентства правовой и судебной информации (РАПСИ) и объединения Картотеки Арбитражных Дел с недеесособным ГАС «Правосудие», об «открытости правосудия» говорить не приходится. Во избежание необратимых последствий, россиянам срочно необходима судебная власть, отстаивающая интересы граждан и государства, а не свой коррупционный интерес.

Обращаясь к Председателю объединённого Верховного Суда РФ Вячеславу Михайловичу Лебедеву, Руководителю Администрации Президента РФ Сергею Борисовичу Иванову, Генеральному прокурору РФ Юрию Яковлевичу Чайке и Председателю Следственного комитета РФ Александру Ивановичу Бастрыкину, мы — подписавшие петицию правозащитники, общественные активисты и другие граждане Российской Федерации — требуем:

1. Провести оценку деятельности директора Судебного Департамента на протяжении 17 лет пребывания на должности

2. Привести ГАС «Правосудие» в соответствие с заявленным изначально техническим заданием

3. Инициировать расследование нецелевого расходования бюджетных средств Александром Гусевым в ходе реализации проекта ГАС «Правосудие»

4. Привлечь к ответственности всех виновных за растрату государственных средств и пренебрежение рабочими обязанностями.

http://mypetition.ru/petition/782#text

17 лет спустя: что Судебный департамент сделал для Фемиды?
ros_pravosudie
Безнаказанность чиновника в частном случае порождает недоверие у людей к государству в целом. Тем более, когда высокопоставленный госслужащий должен заниматься реформированием и улучшением судебной сферы.
Александр Гусев, директор Судебного департамента при Верховном Суде Российской федерации, занимает свою должность с момента основания этого ведомства в 1998 году. По сути, директор Судебного департамента – это своего рода главный завхоз всех судов общей юрисдикции. Попробуем разобраться, как реформированы и улучшены суды страны за этот немалый срок в 17 лет.

Занимательно, что в первые 5 лет на должности Александр Владимирович проектов, известных как широкой общественности, так и узкому кругу специалистов, не объявлял.

А уже в 2003 году из средств федеральной целевой программы «Развитие судебной системы в России на 2002-2006 гг.» выделяются деньги на покупку жилья для судей, постройку новых зданий судов и создается Государственная автоматизированная система «Правосудие» (ГАС «Правосудие») – главное детище Гусева.

Распорядителем средств проекта выступил Судебный департамент при Верховном суде Российской федерации.
Однако вместо закупки готовых квартир департамент занимался фактически инвестиционной коммерческой деятельностью. Своей подписью Гусев инвестировал 18,3 миллионов бюджетных рублей в строительство московских новостроек. И хотя жилье по контракту должен был строить Департамент инвестиционных программ правительства Москвы, ни одна квартира в собственность судей не попала. Сроки исполнения контракта в нем не указаны. Об этом стало известно аудиторам из федеральной службы финансово-бюджетного надзора при Министерстве финансов. Ревизоры направили копии проверки в Генпрокурату. Гусев на время стал общаться с прессой. Но на том и закончилось – дело замяли.

При разработке части программного обеспечения для ГАС «Правосудие», фактически без конкурса, тендер на 229,8 миллионов рублей получило возглавляемое Леонидом Юхневичем ФГУП «НИИ Восход». При этом деньги выделялись якобы на «развитие современных информационных технологий», что, по заключению проверяющих из Росфиннадзора, судебный департамент делать не мог – ведь средства выделялись исключительно на закупку оборудования. Когда этот факт был обнародован и вокруг ФГУП «НИИ Восход» началось разбирательство, Гусев помог Юхневичу избежать разбирательств, обеспечив последнему должность руководителя федерального государственного учреждения «Информационно-аналитический центр по поддержке государственной автоматизированной системы «Правосудие». То есть, изначально он руководил проектированием системы, а после – уже непосредственно ее работой.

Связь Гусева и Юхневича так же доказывает тот факт, что Юхневич являлся также директором частной компании ООО «Интерион», которая в 2013 году подписала с Судебным департаментом ВС РФ  несколько договоров на поставку систем видео-конференц-связи для судов в рамках реформы ГАС «Правосудие». На закупку систем связи были потрачены десятки миллионов рублей, об их освоении Гусев отчитался вышестоящему руководству. По факту, этого оборудования ГАС «Правосудие» так и не увидела.

И если системы конференц-связи так и не заработали в судах, то вот систему видеонаблюдения и записи заседаний все же установили. Однако и тут есть свои нюансы. Во-первых, тендеры на закупку компакт-дисков для записи заседаний выиграли две фирмы, которые связаны с Юхневичем и Гусевым. Плюс, по словам источников в суде, за определенную сумму можно получить копию записанного заседания. Официальной техподдержкой ГАС «Правосудие» (интегратор услуг) выбрали частную компанию ООО «Орбита-сервис», которая имеет идентичный с уже упомянутым «Интерионом» юридический адрес регистрации. Но интересна здесь даже не очевидная связь с Леонидом Юхневичем, а то, что Александр Гусев отдал на тендере «Орбите-сервис» право на разработку нормативно-правовых актов. А написание подобных документов – исключительная монополия государственной власти.

Реформа системы правосудия должна была, в том числе, обеспечить суды зданиями, под строительство и реконструкцию которых выделялись немалые средства. По факту, одни суды получили больше квадратных метров, чем им требовалось, избыточная площадь не используется по назначению. Так, например произошло с Невским районным судом, где в результате постройки ненужных квадратных метров допущено неэффективное использование 15,6 миллионов рублей. Потребность других судов в  новых зданиях так и не была удовлетворена. А в Колпинском и Выборгском райсудах построены подземные паркинги, которые не используются из-за отсутствия специалистов по обслуживанию парковок. Всего же только одних нарушений при строительстве зданий судов аудиторы из счётной палаты насчитали на сумму более одного миллиарда рублей!

Обслуживание и ремонт судов отдали компаниям, которые нанимали на работу гастарбайтеров, не имевших регистрации. Делалось так потому, что незарегистрированным строителям можно платить гораздо меньше. Так реализовывалась откатная схема, где Судебный департамент выделяет достаточно большую сумму «нужному» подрядчику, а тот, экономя на зарплатах «нелегалам», часть денег от заказа оставляет себе (сверх положенных выплат), а часть возвращает в форме «отката» обратно в департамент.

Еще одна веха реформы – повышение зарплаты для судей и работников судов. Здесь также имеются значительные пробелы..Средства выплачивались крайне неравномерно. Так, если на Дальнем Востоке зарплаты судей в 2008 году проиндексированы на 7%, то в судах Свердловской области индексация произошла лишь 1 июня 2011 года и составила 6,5%. А в Москве зарплату судьям вообще не повышали с 2007 года, хотя на переиндексацию выделили 411 миллионов рублей.

Часть работников судов департамент нагрузил работой не по их профилю. Так, например, обслуживание и работа с программным обеспечением ГАС «Правосудие»  невозможны без профильных знаний ИТ-технологий. Естественно, за эту нагрузку не доплачивают. Зато судебный департамент пытался создать реабилитационные кабинеты с массажистами и психологами. На это выделили из бюджета более 150 миллионов рублей. «Кабинеты релаксации» так и не были созданы.

Что же касается электронного портала системы ГАС «Правосудие», разработку которой курировал Судебный департамент ВС РФ под руководством Александра Гусева, то её вэб-интерфейс работает крайне неэффективно и не стабильно. Электронные копии судебных актов содержат изъятия персональных данных сторон, а также ряда фактических сведений. Порой данные публикуются с задержкой в неделю, а порой и в месяц. Часть судебных актов ГАС «Правосудие» вообще не публикует, или вместо акта можно найти лаконичный ответ системы «иск удовлетворен». Информации о некоторых судах общей юрисдикции нет вовсе, система не иерархична, там не видны акты всех судебных инстанций по одному делу.

До сих пор не решена проблема численности судей судов общей юрисдикции, не решена проблема обеспечения судов материально-техническими ресурсами. Число дел, рассмотренных верховными судами республик по 1 инстанции с нарушением процессуальных сроков оставляет желать лучшего. В 2012 этот показатель составил 500 дел или 4,1 % от общего числа, оконченных производством. Районными судами с нарушением процессуальных сроков рассмотрено 261,3 тыс. гражданских дел или 12,7 % от общего числа оконченных производством дел. Не радует и скорость рассмотрения дел: от 3 месяцев до одного года включительно рассмотрено 157,6 тысяч дел или 8 % от общего числа дел, оконченных производством.

Согласно исследованиям судебной власти, которые проводились Фондом ИНДЕМ, для защиты своих прав и свобод в суды обращаются 13,5 % граждан и 31,2 % бизнесменов. При этом и те и другие нередко дают взятки для получения судебных решений в свою пользу: 28,9 % граждан и 34,6 % бизнесменов, соответственно. Исследование показало, что российские суды имеют сравнительно невысокий уровень доверия судам.

Большинство российских граждан уверены, что особенно бесполезно судиться с представителями органов власти. Такое мнение у россиян сформировалось из-за того, что судьи, в ходе проведения реформы, ориентируются и фактически стали зависимы от тех, кто обеспечивает им высокий уровень благосостояния. То есть, повышает им зарплату, премии и надбавки.  Таким образом, служители Фемиды смотрят в сторону тех, кто улучшает их уровень материального благосостояния, а не оперируют законами. Это, в свою очередь, приводит к тому, что россияне не выделяют суд из всей системы органов власти, не оценивают судебную власть как независимую от исполнительной и законодательной.

Потому и уровень взяточничества в российских судах не снизился, а вырос. Продолжение судебной реформы в таких условиях не приведет ни к реальной независимости судов, ни к высокому доверию к ним со стороны граждан, ни к снижению уровня коррупции, ни к превращению судебной власти в реальную систему обеспечения правосудия, прав и свобод граждан.
Всё это последствия реформирования одним человеком, который сидит в кресле директора уже 17 лет. Из-за Гусева упущена масса возможностей изменить судебную систему к лучшему, бесцельно потрачена масса средств и времени.

В целом, на программу уже выделили более 100 миллиардов рублей, но стали ли российские суды более открыты, прозрачны, доверяют ли им люди?

Риторический вопрос. Другой вопрос в том, когда своеволие чиновников будет прекращено.

 
 

Как вершится Суд в России: имеем право знать
ros_pravosudie

Пока внимание соотечественников приковано к санкциям, курсу валют и ценам на нефть, в судебной системе страны происходят странные метаморфозы, грозящие проблемами даже более опасными, чем те, что несут внешнеполитические процессы. Речь пойдет о свободе и качестве доступа к судебной информации.

На просторах Рунета существует масса информационных сайтов по юриспруденции, однако издание, анализирующее судебную практику от А до Я, всего одно – Российское агентство правовой и судебной информации (РАПСИ). Ранее правовая журналистика высокого уровня здесь обуславливалась официальным сотрудничеством с судебными структурами, которые предоставляли необходимую информацию для выпускаемых материалов. Однако в конце прошлого года, по заявлению РАПСИ, они неожиданно лишились поддержки практически всех судебных структур. Некогда мощный профильный ресурс существенно сбавил обороты трансляции информации, а читатели потеряли доступ к информации о происходящем в мире Фемиды.

Кроме РАПСИ, судебная информация предоставлена в «Электронном правосудии» – комплексе систем, обеспечивающем открытый доступ к данным о деятельности судов и автоматизирующий ряд судопроизводственных процессов. В основе электронного правосудия лежат две правительственные электронные системы –  ГАС «Правосудие» и Картотека арбитражных судов (КАД). В связи с Президентским законом об упразднении Высшего Арбитражного суда и объединении его с Верховным Судом, аналогичный процесс слияния произойдет между КАД и ГАС.

И это – еще один удар по судебной журналистике и доступу к судебной информации. Дело в том, что ряд сервисов технически более развитого программного обеспечения ВАС РФ КАД после слияния с ГАС «Правосудие» не будет функционировать. В то же время, КАД активно используется как юристами, так и гражданами других профессий в силу простоты доступа к судебным актам по конкретным делам.

Достаточно открыть стартовую страницу Картотеки, чтобы понять, о чём идёт речь. 



Например, в КАД есть возможность, заполнив электронную форму, подать документы в суд и не стоять в очереди. А еще – узнать дату рассмотрения дела, заглянув в календарь судебных заседаний. Доступен график перерывов заседаний и копии актов арбитражных судов. Для тех, кто пользуется системой впервые или нуждается в дополнительной информации, имеется подробное руководство. Есть даже мобильные приложения для телефонов и планшетов, да и много других полезных сервисов.

На фоне КАД, ГАС «Правосудие», которая станет базой для обеих систем, выглядит как минимум недоработанной. Актуального графика судебных заседаний не предусмотрено, равно как и возможности просмотра поданных исков. Чтобы узнать такую элементарную информацию, как физический адрес суда, нужно приложить усилия и проявить терпение:  к примеру, если верить системе ГАС, Санкт-Петербургского горсуда не существует.



Зато на сайте самого горсуда можно увидеть, что он все же относится к ГАС «Правосудие».



Есть яндекс-карта всех судов, но и она не содержит графика работы судов.



Соответственно, отследить по фамилии судьи место заседания так же невозможно.

Сервис помощи и техподдержки, если следовать логике, по простоте структуры и количеству вероятных вопросов от пользователей должен быть ориентирован на людей, плохо разбирающихся в программе.
А вот так он выглядит по версии главной судебной информационной системы страны.


Электронные копии судебных актов – наиболее важный источник судебной информации. В системе ГАС «Правосудие» они содержат изъятия персональных данных сторон, а также ряд фактических сведений, из-за чего тексты публикуемых судебных актов практически не читабельны. Кроме того, на них нельзя опираться при написании апелляционных жалоб.

В то же время, в КАД публикуют и Решения, и Определения, доступны процессуальные документы, которые подают стороны. В ГАС «Правосудие» публикуются только Решения. Тем самым объем процессуальных документов, подлежащих опубликованию, сужается.

ГАС «Правосудие» не иерархичен, здесь не доступен просмотр актов всех судебных инстанций по одному делу. То есть, пользователь будет искать необходимый документ по каждому конкретному суду. К примеру,  сначала нужно найти акт суда первой инстанции, и только после этого смотреть, есть ли на него апелляция. Фактически, это свалка необработанной информации, а не судебная база.

В будущем главном источнике судебной информации страны многие судебные акты вообще не публикуются или публикуются с задержкой в неделю, две или даже месяц. Иногда вместо копии акта можно получить лаконичный ответ системы «иск удовлетворен». И все.

Соответственно вышеописанному качеству оценили систему и специалисты. Так, центр изучения общественного мнения проводил опрос по поводу того, как работает ГАС «Правосудие». Опрошенные 300 юристов и 10 экспертов оценили систему «Правосудия» на уровне 0,32 из 1 одного возможного балла. Меньше половины! Полноту информации юристы оценили в 0,6 баллов из 1 возможного. Доступность – 0,1. Опрос простых посетителей сайта и того хуже. Качество сайтов судов общей юрисдикции упало с 3,3 баллов (2011 год) до 2,8 балла (2013 год).

В то же время, в сети доступны целых 17 пунктов целей функционирования этот системы, среди которых –  «Повышение информированности общества о деятельности судов, обеспечение прозрачности и открытости состояния системы правосудия в России». Но за 9 лет работы, согласно опросу, система способствует свободе доступа информации на уровне 0.1%.

В скором времени ГАС «Правосудие» станет единой информационной базой и рабочим инструментом для всех правозащитников страны. Со всеми вытекающими из качества ПО проблемами: от чрезмерной траты времени на поиск необходимых данных до ошибок в ведении документации. О благоприятных условиях для развития судебной журналистики говорить вообще не приходится.

Ввиду нависших над Судебной системой страны проблем возникает очень много вопросов. Например,

куда и на что ушли бюджетные средства, выделенные на разработку ГАС «Правосудие»?

За все 9 лет работы было потрачено свыше 12 млрд. рублей. По данным Счетной Палаты, только на «техобеспечение функционирования» ГАС «Правосудие» в 2013 году было потрачено 3 миллиарда рублей, а выполнено только 3 из 21 утвержденных пунктов.

Почему во время процесса «техобеспечения функционирования» ГАС «Правосудие» не проводились комплексные исследования с целью оптимизации работы аппарата суда и изменений инструкций по делопроизводству? Почему интерфейс программы не был усовершенствован за все годы с помощью единой базы данных, почему не был оснащен удобным доступом к информации для рядовых граждан? Почему при солидном бюджете система до сих пор не модернизирована согласно современным техническим реалиям?

Например, в Германии на всех стадиях судебного процесса – от предъявления иска в электронной форме и представления электронных доказательств до вынесения решения в электронной форме – уже почти 10 лет успешно функционирует система электронного документооборота.

В США свыше 10 лет с задачами электронного правосудия справляется глобальная система Case Management/Electronic Case Files, интегрировавшая системы внутреннего документооборота судов с миллионами участников судебного процесса через Интернет. Основной принцип работы этой базы – дать американцам оперативный и всеобъемлющий доступ к судебной информации. Документы предварительно подготавливаются в форме электронных файлов в установленном формате, затем пользователь осуществляет доступ по паролю, который выдается судом, к информационной системе суда, вводит необходимую информацию о деле и загружает файлы в систему суда. После получения файлов информационной системой суда автоматически генерируются уведомления отправителю документов и другим лицам, участвующим в деле.

Британцы имеют возможность просмотра всех судебных процессов в формате онлайн-трансляции, и активно этой возможностью пользуются. Для ГАС «Правосудие» такой сервис был заявлен, но так до сих пор и не реализован. В то же время, это было бы очень кстати. На это обратили внимание сотрудники Военного Суда во время дискуссии на форуме портала Право.ру: «В связи с нововведением в УПК РФ (ч.4 ст.240) стало возможно проводить допросы свидетелей и потерпевших по средствам видеоконференц-связи, замечательно! Так как срок военной службы составляет 1 год, то к моменту судебного разбирательства уголовного дела свидетели и потерпевшие уже разъезжаются по домам – от «Владивостока до Бреста», и организовать их явку в суд крайне затруднительно или невозможно (приставы пишут письменный отказ). Оперативность рассмотрения дел очень страдает! Очень нуждаемся в организации этой интернет-услуги в первую очередь».

Но пока видео-трансляции судебных заседаний в России – что-то из области фантастики: соответствующий закон есть, а бюджет на техобеспечение уже исчерпан. В то же время, ни одна из вышеупомянутых стран не располагала таким количеством бюджетных средств на техническое оснащение своих судебных систем: большую часть бюджета составили пожертвования, сбор средств с платных сервисов и другие частные источники.

И если электронное правосудие России не соответствует техническим характеристикам западных аналогов 10-летней давности, то куда Судебный департамент при ВС РФ  (а именно эта структура была  заказчиком разработки системы ГАС «Правосудие»), и если конкретнее –  ее руководитель  Александр Владимирович Гусев –  направил полученные в полном объеме бюджетные миллиарды? Почему за 10 лет на руководящей должности господин Гусев не предпринял никаких мер по улучшению условий работы в сфере своей ответственности? Почему отчетность, которую руководитель Судебного департамента направляет вышестоящему руководству, де-юре свидетельствует о полной реализации проекта, а де-факто проект обслуживают компьютеры 2003 года и секретари с помощниками вместо компетентных специалистов?

Так или иначе, 10-летнее отсутствие позитивных сдвигов в реформировании судебной системы и нависшие в связи с этим угрозы для всей Судебной системы страны наталкивают на неутешительную мысль: либо провал обусловлен некомпетентностью господина Гусева, либо это саботаж.

Это лишь мысли и факты. А причины и меры наказания всесторонней неэффективности Судебного департамента должна установить Прокуратура, пока всю систему правосудия страны не поразили необратимые процессы.


Счетная палата: "Правосудие" не доделано
ros_pravosudie

ph32


Сайт госуслуг не может записывать в школы первоклашек, это мы уже поняли. Но оказалось, что это не самый дорогой и не самый хромой проект государственной автоматизации.

Для того чтобы суды общей юрисдикции обменивались между собой данными и работали в единой среде, в рамках Федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России» была создана ГАС «Правосудие». Эта же Государственная автоматизированная система предоставляла доступ к судебным решениям гражданам через интернет-портал.

«Развитие судебной системы» стоило почти 105 млрд рублей на создание программного продукта, поставку оборудования и строительство помещений. Кроме того, по госконтракту выделяются деньги на эксплуатацию, гарантийный и негарантийный ремонт оборудования и поддержание программного обеспечения. Функции заказчика выполнял Судебный департамент при Верховном Суде Российской Федерации, возглавляемый Алекандром Гусевым.

Идея была хорошей — ГАС «Правосудие» должна была обеспечить публикацию информации о деятельности суда, в том числе обнародование текстов судебных решений, ведение аудиозаписи в ходе судебного заседания, допросы без фактического присутствия, ведение правовых баз данных и много других полезных функций. Структура должна создать единую базу судебных дел судов общей юрисдикции. В 2006 года систему ввели в эксплуатацию, без замечаний подписав все акты.

Высший арбитражный суд имеет подобную систему, в том числе обеспечивающую подачу документов в суд дистанционным образом с использованием электронной цифровой подписи. Любой практикующий адвокат по арбитражным делам почти ежедневно использует портал Электронное правосудие http://kad.arbitr.ru/. Юридическое сообщество высоко оценивает удобство работы с системой. Делало систему ООО «Центр речевых технологий», все данные по контрактам, в том числе объемы финансирования, можно получить в открытом доступе.

В ГАС «Правосудие» все не так красиво. В 2004 году был проведен открытый конкурс по выбору головного исполнителя на создание системы. Единственным подавшим заявку и победителем конкурса стал государственный системный интегратор — ФГУП НИИ «Восход», он же внедрял ГАС «Выборы», которая давала результаты в 146%. Почему мы обращаемся к 2004 году? Потому что до сих пор значительная часть функционала не работает.

Государственной системой заинтересовалась Счетная палата, не всей, конечно, а Государственной автоматизированной системой «Правосудие». Аудитор Сергей Мовчан проверял расходование средств федерального бюджета Судебным департаментом при Верховном суде, который является распорядителем средств бюджета на поддержание ГАС «Правосудие». Отчет по результатам проверки содержал сведения о неправомерном расходовании значительных денежных сумм и был направлен, в том числе, в Генеральную Прокуратуру.

Работа ГАС «Правосудие», согласно отчету Счетной палаты, устроена следующим образом.

Судебный департамент выступил учредителем Федерального государственного бюджетного учреждения «Информационно-аналитического центра по поддержке государственной автоматизированной системы «Правосудие». В качестве обоснования необходимости создания учреждения департамент заявлял, что организационно-штатная структура судов общей юрисдикции не ориентирована на решение вопросов в области информационных технологий. Общая численность работников Учреждения должна составить 1778 единиц, однако сформировать штат сотрудников в полном объеме до настоящего времени получилось чуть больше чем наполовину — на 53,7 %.

Поэтому работу учреждения делают либо сотрудники судов, которых хотели освободить от несвойственной им работы информационщиков, либо подрядные организации. Счетная палата установила, что объем работ, передаваемых субподрядным организациям, составляет 80,83 %. Функции головной организации (интегратора услуг) по поддержке ГАС «Правосудие» вместо Учреждения фактически выполняло коммерческое ООО «Орбита-сервис».

Поскольку работы, связанные с уставными целями, были переданы субподрядчикам — до Учреждения, как следует из отчета, были доведены бюджетные ассигнования на выполнение работ, не связанных с его основной деятельностью, а относящихся к государственным функциям Судебного департамента (например, разработка нормативных правовых актов). Но осуществление указанных функций возможно исключительно органом государственной власти.

Генеральный директор Учреждения Леонид Юхневич не остался в стороне от освоения бюджетных средств. ООО «Итерион» в 2013 году являлось исполнителем четырех договоров на поставку комплектов видео-конференц-связи. Кипрская компания «АУГУРАТОРИУМ ЭНТЕРПРАЙЗИЗ ЛИМИТЕД» косвенно владеет долей 97,52 % уставного капитала ООО «Итерион». А с момента создания ООО «Итерион» в течение двух недель его генеральным директором являлся Юхневич Леонид Александрович.
До работы в Учреждении выпускник Высшей Школы КГБ СССР Юхневич работал руководителем НИИ «Восход».

В 2010 году в результате конфликта руководства НИИ «Восход» с Минкомсвязи, которым тогда руководил Игорь Щеголев, Леонид Юхневич был вынужден покинуть пост главы ФГУП. Сотрудники института заявляли, что нельзя увольнять их директора, пока он на больничном — ну а кто остается здоровым, когда его увольняют с хорошего места. Затем аргументацию незаконного увольнения пытались усилить тем, что Юхневича не предупредили об аттестации за 30 дней, конечно он бы подготовился, прочитал учебники, сделал бы правильные звонки. Но в итоге из НИИ «Восход» он переместился в ГУП «Информационно-аналитический центр поддержки ГАС «Правосудие».

Собственниками еще нескольких фирм подрядчиков Учреждения являются юридические и физические лица, зарегистрированные за рубежом, в том числе в офшорных зонах. Наличие иностранного контрагента, как отмечают в отчете Счетной палаты, в договорных отношениях с Учреждением создает риски несанкционированного доступа в закрытый контур ГАС «Правосудие», а присутствие в них связи с его должностным лицом, являвшимся руководителем одной из фирм поставщиков, — коррупционные риски.

Счетная палата изучила также продукт, который получился в результате многолетнего миллиардного финансирования Учреждения. Интернет-портал ГАС «Правосудие» в результате опроса юристов силами ВЦИОМ был оценен на уровне 0,32 из 1 возможного. То есть две трети юристов не удовлетворены качеством работ. Установлено снижение значения показателя, характеризующего качество сайтов судов общей юрисдикции с 3,3 балла в 2011 году (по 5 бальной шкале) до 2,8 балла в 2013 году и 2,7 балла по итогам 9 месяцев 2014 года. Указанный опрос свидетельствует о наличии тренда на устойчивое снижение значения показателя качества сайтов судов общей юрисдикции.

Вывод аудитора счетной палаты предельно прост: анализ результатов деятельности Учреждения показал, что ни одна из целей в полном объеме не достигнута. Вместо самостоятельного выполнения работ по обеспечению эксплуатации программно-технических средств ГАС «Правосудие» привлекаются подрядные организации, или его основные функции ложатся на сотрудников аппаратов судов, не ориентированных на решение вопросов в области информационных технологий.

Генеральный директор Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации Гусев Александр Владимирович ознакомлен с отчетом Счетной палаты. Документ также отправлен генеральному прокурору, министру финансов, помощнику президента.

PS: Одной из целей создания системы электронного правосудия является предоставление открытых данных о деятельности судебной системы в свободный доступ. Открытые данные Судебного департамента в очень модном формате csv представляют из себя три файла: Перечень структурных подразделений, Перечень управлений, Перечень подведомственных учреждений. Это все открытые данные.

http://saint-petersburg.ru/m/economy/Somov/334431/


Золотое Правосудие
ros_pravosudie
Для тех, кто не знает ГАС «Правосудие» это интерактивная информационная система о судах общей юрисдикции и Судебном департаменте при Верховном Суде РФ. Она является частью электронной глобальной реформы судебной системы России. Начало ей было положено в 2004 году, а двумя годами позже «Правосудие» приняла госкомиссия.

Об особенностях разработки программного обеспечения государственного значения мы поговорили со специалистами.


Я не знаю, насколько это облегчило судопроизводство, упростило судебную систему у нас в России. Судебными исками, и вообще всеми юридическими деталями, у меня в компании занимаются юротдел, поэтому я в суды редко хожу лично. Но я знаю точно, что кое-кто на этом «Правосудии» очень хорошо заработал, слишком хорошо, с этого начинает собеседник в скайпе. Его зовут Андрей. Ему немногим больше 30-ти лет, молодой и успешный IT-предприниматель, владеет несколькими копаниями по разработке ПО. Сейчас он командировке в одной из стран Западной Европы.

По словам Андрея, он уже давно забыл о своём краткосрочном участии в разработке ПО для системы ГАС «Правосудие». Его компания в 2012 году получила субподряд на разработку и изготовление некоторых модулей для «Правосудия». Но субподряд продлился недолго, всего неделю-полторы.


Когда мне принесли новую смету и новое ТЗ (техническое задание на разработку программного продукта, прим. авт.) я понял, что нужно уходить из этого контракта. ТЗ существенно изменено не было, а вот суммы да. Я понял, что это плохо пахнет, продолжает он.

Фирме Андрея, как субподрядчику, предложили разработать часть программного обеспечения для ГАС «Правосудие». Он, изучив техзадание, выставил одну сумму за свои услуги. Стороны согласились. Спустя 2-3 дня представитель главного подрядчика предложил завысить смету.


Естественно я отказался. Это бюджет, государственные деньги. Мне не нужны были проблемы тогда, не нужны и сегодня, говорит он и просит не указывать ни его фамилии, ни названий его фирм. По словам Андрея, люди, которые предлагали ему «распил» и сейчас работают в судебной системе, причём на высших должностях.

Какую сумму вы тогда запросили? Во сколько вы оценили свою работу? И насколько вам предлагали завысить?

—   Это было около 800-та тысяч рублей, точную сумму не помню. Мне же предлагали «повыситься» до одного миллиона 200 тысяч. Вот так, отвечает программист.

Завысить, естественно, не бесплатно, а за определенный процент и самому Андрею. Разницу он должен был перевести на оффшорные счета. Почему главный подрядчик решил выбрать именно такую схему, Андрей точно не знает.


Насколько я понял, это были быстрые деньги. Их нужно было быстро освоить, иначе они бы ушли обратно в бюджет (скорее всего, речь идёт о субвенциях, прим. авт.). А подрядчик не справлялся. На меня они вышли через общих знакомых, порекомендовали, так сказать, вспоминает он.

Андрей должен был заниматься разработкой систем и модулей для внутреннего пользования, которые не видны на сайте посетителям. Однако какие именно это модули, их названия, функции программист уточнять не стал, ссылаясь на то, что по такой информации его можно легко вычислить. Тот заказ, как говорит собеседник, ушел другому подрядчику.


Выкрутились. Если я не ошибаюсь, они все завели через оффшор. Кому конкретно я не узнавал. Это давно уже было. Да и я старался держаться в стороне от этой истории, делится собеседник.

С тех пор бизнесмен не работает с государственными компаниями и бюджетными средствами. Так спокойней.
Собственно, данная информация о потенциальном «распиле» бюджетных денег на разработке ГАС «Правосудие» не кажется удивительной. Делали деньги там на всём. В систему реформирования входило не только разработка ПО, но и закупка компьютеров, серверов, постройка и реконструкция зданий судов. Чего только стоит история с возведением подземных паркингов для судов двух районов Санкт-Петербурга (Колпинский и Выборгский). Паркинги построили, но ими никто не пользуется, они попросту оказались не нужны.

Или вторая история, когда в Невском райсуде каким-то «случайным» образом подрядчик построил больше квадратных метров, чем нужно было. Теперь площадь пустует.

Что же касается разработки программного обеспечения, то здесь, в отличие от строительства, ситуация не простая.


Вы поймите, в ИТ-сфере всегда речь идёт о нематериальных работах, их нельзя пощупать, посчитать. Нельзя точно сказать, что вот, например, это стоит 100 тысяч, а это два миллиона. Все оценивает исполнитель. Он предлагает свою цену, а заказчик либо соглашается, либо нет, рассказывает программист-фрилансер Игорь Масленников. По словам Игоря, в случае если деньги поступают из госбюджета, то риск завышенной стоимости очень велик.

Как правило, не своих к таким подрядам не подпускают. Бывают исключения, но очень редко. А если заказчик и подрядчик очень хорошо знают друг друга, то что мешает им договориться «списать» определенную сумму и вывести ее? Лично я с госзаказами не работаю. Хоть там и можно заработать нормальные деньги, но и проблем существенных тоже можно получить, добавляет Масленников.

По словам специалиста, больше всего «откатных» денег закладывают в различные системы интеграции, обеспечения доступа, подключения и тп.


—   Ну, вот, к примеру, в ТЗ пишут, что доступ к вэб-интерфейсу с расписанными правами админов, простых юзеров (посетители сайта, прим. авт.), модераторов групп, у каждого свой уровень прав доступа, каждому прописывают, что он может делать, а что нет. Так вот, исполнитель может запросить только за это, скажем, 200 тысяч, а может и миллион. И всё. Докажи, что эта сумма завышена, поясняет фрилансер.

Что касается системы ГАС «Правосудие», то, по словам Игоря, когда речь о сотнях миллионов рублей надеяться на то, что у нас в России такой тендер прошел чисто и прозрачно
это просто бессмысленно.

Мне сложно говорить, что-то конкретное без техзадания. Сложно говорить, не видя как это все технически описано, но вот, сколько вы говорите, 11 миллионов рублей на обеспечение доступа граждан к этой ГАС? Это смешно. Тут явно что-то не так. Ну не может это стоить таких денег. По-сути, это просто доступ к сайту, вэб-интерфейсу баз данных. Здесь не нужно ничего дополнительно обеспечивать. Просто распиши юзерам права, укажи, кто куда может зайти, что может делать, редактировать, и всё. И я ума не приложу, откуда такая цифра, удивляется Игорь.

Не менее странным для него стал и тот факт, что большую часть разработки ПО взяли на себя компании, оформленные заграницей, в оффшорных зонах.


Это ведь судов касается. Там, наверное, есть закрытая часть информации, секретная, что ли. И вот представьте себе, полностью весь движок внешнего сайта и внутренней системы, ключи к базам данных, архитектура баз, высшие права доступа, да вся и любая информация по этой ГАС есть у иностранных компаний с Кипра!

Но проблема не только в этом, аудиторы из Счетной палаты, проводившие проверку ГАС «Правосудие», выяснили, что множество функций, которые были отданы на разработку иностранцам, дублируются в конечном продукте. Дело в том, что ГАС «Правосудие» — это не только название системы в целом, но и государственный орган, со своими обязанностями, правами и полномочиями, а ряд оффшорных фирм, выигравших подряд на разработку ПО, «паровозом» получили и дальнейшее сопровождение ПО, техническую поддержку. И вот в сопровождение записали и «Организационное, методическое и информационное обеспечение функционирование ГАС «Правосудие», что, по мнению Счетной Палаты, «приводит к рискам дублирования функций».

14

И это не говоря уже том, что по «Правосудию» было множество корректировок смет, бюджетов и средств без согласования оных с Министерством финансов Российской федерации.

А еще, как написано в отчёте Счетной Палаты, "техобеспечение функционирования ГАС «Правосудие» в 2013 году была выполнена всего лишь на 3 пункта из 21 утвержденного". На это потратили почти 3 миллиарда рублей. Данная работа является основной для функционирования системы в целом. Вот такая вот, недовыполненная основная, но очень дорогая работа.
29

Во всей этой истории с реформированием, построением открытой и доступной судебной системы заставляет задуматься не только потенциально возможный «распил» государственных средств в больших объемах, а и то, что руководство Верховного суда, которое руководит Судебным департаментом, основным заказчиком всех тендеров, было сознательно введено в заблуждение мошенниками. В ВС просто поступали липовые отчеты, мол, «у нас всё хорошо, работы идут по плану, но нужно больше денег». И аферисты до сих пор остаются на свободе и при своих должностях.

Как украсть миллиард из государственного бюджета?
ros_pravosudie


Где и как проще всего «распилить» бюджетные средства, выделенные на государственные закупки, есливы чиновник, которому очень хочется поправить свое материальное состояние за счет государства?

Конечно, на создании программного обеспечения. Почему? Потому что программы — это не асфальт для дорог, не стадион, не мост, не ГСМ и даже не ракета. Компьютерную программу не пощупаешь руками, её нельзя измерить, взвесить, залить в бензобак. Она либо работает, либо нет. Причём вся хитрость состоит в том, что даже если ПО и работает, то это вовсе не значит, что оно было создано по реальной цене, а не завышенной. Главное — не «перестараться» с завышением сметы.

Именно так произошло в ходе создания российской государственно-аналитической системы «Правосудие». Перестарались.

Исход проекта вдвойне парадоксален: во-первых, отечественное правосудие оказалось неспособным предотвратить правонарушение в сфере своей же ответственности, во-вторых — ставшая предметом бюджетных махинаций ГАС «Правосудие» создавалось как раз для того, чтобы сделать судопроизводство прозрачным и понятным.

А еще – снизить коррупцию в судах и сократить вмешательство человека в судопроизводство. Другими словами, ГАС «Правосудие» должна была стать основой судебной реформы в Российской федерации, а не предметом банального распила бюджета. В итоге, масштабная судебная реформа РФ находится под угрозой срыва.

Согласно данным проверки Счетной палаты РФ, конкурсы на поставку программного обеспечения в разные годы выигрывали ЗАО «ИВЦ ИНСОФТ», ООО «Итерион», ООО «Орбита-сервис». Все эти компании объединяет либо один и тот же адрес регистрации, либо один учредитель — Леонид Юхневич. Этот же человек является руководителем НИИ «Восход». А «Восход», как раз, единственный получил право выбирать компании и фирмы, которые будут заниматься разработкой систем ГАС «Правосудие».

Единственный, потому что победил на конкурсе, которого не было. Конкурс без конкурса Юхневичу, по всей видимости, помог обеспечить глава Судебного департамента при Верховном суде РФ Александр Гусев. Этот же Судебный департамент и был инициатором создания ГАС «Правосудие». Удобно, правда?

По информации Счетной палаты, только в 2011 году 345 миллионов бюджетных рублей, выделенных на создание «Правосудия», были «грамотно освоены» вышеперечисленными фирмами, которые связаны с господином Юхневичем. Попросту говоря, «распилены» тандемом Гусев-Юхневич.

К примеру, на «обеспечение требований действующего законодательства» по «поддержанию ГАС «Правосудие» в 2013 году было выделено почти 220 миллионов 300 тысяч рублей. А что это за «обеспечение требований» — никто не знает. В результате, исчезли почти 17 миллионов рублей субсидий. Куда? Никто не знает. Даже в Счетной палате не могут установить конечное местонахождение средств.

В сами суды, как свидетельствует отчёт Счетной Палаты, так и не попало оборудование для допроса потерпевших и свидетелей в «невидимом» режиме. Вместо плановых 80 филиалов ГАС по всей России было построено только 45.

Пребывавшее в неведении высшее руководство Верховного суда получало множество поддельных документов с подтверждением того, что филиалы возведены, носители цифровых подписей куплены и реализация проекта идет по плану.

Вот только несколько самых причудливых строк расходов проекта: техобеспечение функционирования ГАС «Правосудие» — 2 852 702 600 рублей; интеграция информационных ресурсов — 11 304 400 рублей; обеспечение доступа граждан, организаций гос- и органов местного самоуправления к информации о деятельности судов — 70 668 300 рублей. Набор красивых и сложных слов, с помощью которых из бюджета были списаны деньги.

Помимо всего прочего, в этой опасной афере кроется очень опасный нюанс — договора заключались с оффшорными компаниями, контролируемыми Юхневичем. А это значит, что иностранные компании с сомнительной репутацией имеют доступ к специфическому государственно важному механизму, который отвечает за работу всей судебной системы Российской Федерации.

Но самое пугающее в этой истории даже не это. Согласно результатов аудита Счетной Палаты, плоды «реформирования» Гусева и Юхневича усложнили работу судов в разы. Убогий интерфейс внутренних программ ГАС «Правосудие» требует постоянной доработки и модернизации. А модернизация – это дополнительное бюджетное финансирование. То есть, мошенники не только нашли способ нажиться, а и придумали хорошую схему как «сесть на бюджетный поток» на постоянной основе.

Всего же, в результате вышеописанных махинаций, Гусевым и Юхневичем было «распилено» порядка 1 миллиарда рублей. Прецедентов воровства бюджетных средств такого масштаба не было ни в одной стране мира и, конечно, это заставляет задуматься. Равно как и то, что кража произошла в ущерб реформированию судебной системы, от эффективности и компетентности которой фактически зависит судьба простых граждан.