?

Log in

No account? Create an account

Истинное лицо российского правосудия

Мы доверили им управлять страной, а они крадут наши деньги

Previous Entry Share Next Entry
Золотое Правосудие
ros_pravosudie
Для тех, кто не знает ГАС «Правосудие» это интерактивная информационная система о судах общей юрисдикции и Судебном департаменте при Верховном Суде РФ. Она является частью электронной глобальной реформы судебной системы России. Начало ей было положено в 2004 году, а двумя годами позже «Правосудие» приняла госкомиссия.

Об особенностях разработки программного обеспечения государственного значения мы поговорили со специалистами.


Я не знаю, насколько это облегчило судопроизводство, упростило судебную систему у нас в России. Судебными исками, и вообще всеми юридическими деталями, у меня в компании занимаются юротдел, поэтому я в суды редко хожу лично. Но я знаю точно, что кое-кто на этом «Правосудии» очень хорошо заработал, слишком хорошо, с этого начинает собеседник в скайпе. Его зовут Андрей. Ему немногим больше 30-ти лет, молодой и успешный IT-предприниматель, владеет несколькими копаниями по разработке ПО. Сейчас он командировке в одной из стран Западной Европы.

По словам Андрея, он уже давно забыл о своём краткосрочном участии в разработке ПО для системы ГАС «Правосудие». Его компания в 2012 году получила субподряд на разработку и изготовление некоторых модулей для «Правосудия». Но субподряд продлился недолго, всего неделю-полторы.


Когда мне принесли новую смету и новое ТЗ (техническое задание на разработку программного продукта, прим. авт.) я понял, что нужно уходить из этого контракта. ТЗ существенно изменено не было, а вот суммы да. Я понял, что это плохо пахнет, продолжает он.

Фирме Андрея, как субподрядчику, предложили разработать часть программного обеспечения для ГАС «Правосудие». Он, изучив техзадание, выставил одну сумму за свои услуги. Стороны согласились. Спустя 2-3 дня представитель главного подрядчика предложил завысить смету.


Естественно я отказался. Это бюджет, государственные деньги. Мне не нужны были проблемы тогда, не нужны и сегодня, говорит он и просит не указывать ни его фамилии, ни названий его фирм. По словам Андрея, люди, которые предлагали ему «распил» и сейчас работают в судебной системе, причём на высших должностях.

Какую сумму вы тогда запросили? Во сколько вы оценили свою работу? И насколько вам предлагали завысить?

—   Это было около 800-та тысяч рублей, точную сумму не помню. Мне же предлагали «повыситься» до одного миллиона 200 тысяч. Вот так, отвечает программист.

Завысить, естественно, не бесплатно, а за определенный процент и самому Андрею. Разницу он должен был перевести на оффшорные счета. Почему главный подрядчик решил выбрать именно такую схему, Андрей точно не знает.


Насколько я понял, это были быстрые деньги. Их нужно было быстро освоить, иначе они бы ушли обратно в бюджет (скорее всего, речь идёт о субвенциях, прим. авт.). А подрядчик не справлялся. На меня они вышли через общих знакомых, порекомендовали, так сказать, вспоминает он.

Андрей должен был заниматься разработкой систем и модулей для внутреннего пользования, которые не видны на сайте посетителям. Однако какие именно это модули, их названия, функции программист уточнять не стал, ссылаясь на то, что по такой информации его можно легко вычислить. Тот заказ, как говорит собеседник, ушел другому подрядчику.


Выкрутились. Если я не ошибаюсь, они все завели через оффшор. Кому конкретно я не узнавал. Это давно уже было. Да и я старался держаться в стороне от этой истории, делится собеседник.

С тех пор бизнесмен не работает с государственными компаниями и бюджетными средствами. Так спокойней.
Собственно, данная информация о потенциальном «распиле» бюджетных денег на разработке ГАС «Правосудие» не кажется удивительной. Делали деньги там на всём. В систему реформирования входило не только разработка ПО, но и закупка компьютеров, серверов, постройка и реконструкция зданий судов. Чего только стоит история с возведением подземных паркингов для судов двух районов Санкт-Петербурга (Колпинский и Выборгский). Паркинги построили, но ими никто не пользуется, они попросту оказались не нужны.

Или вторая история, когда в Невском райсуде каким-то «случайным» образом подрядчик построил больше квадратных метров, чем нужно было. Теперь площадь пустует.

Что же касается разработки программного обеспечения, то здесь, в отличие от строительства, ситуация не простая.


Вы поймите, в ИТ-сфере всегда речь идёт о нематериальных работах, их нельзя пощупать, посчитать. Нельзя точно сказать, что вот, например, это стоит 100 тысяч, а это два миллиона. Все оценивает исполнитель. Он предлагает свою цену, а заказчик либо соглашается, либо нет, рассказывает программист-фрилансер Игорь Масленников. По словам Игоря, в случае если деньги поступают из госбюджета, то риск завышенной стоимости очень велик.

Как правило, не своих к таким подрядам не подпускают. Бывают исключения, но очень редко. А если заказчик и подрядчик очень хорошо знают друг друга, то что мешает им договориться «списать» определенную сумму и вывести ее? Лично я с госзаказами не работаю. Хоть там и можно заработать нормальные деньги, но и проблем существенных тоже можно получить, добавляет Масленников.

По словам специалиста, больше всего «откатных» денег закладывают в различные системы интеграции, обеспечения доступа, подключения и тп.


—   Ну, вот, к примеру, в ТЗ пишут, что доступ к вэб-интерфейсу с расписанными правами админов, простых юзеров (посетители сайта, прим. авт.), модераторов групп, у каждого свой уровень прав доступа, каждому прописывают, что он может делать, а что нет. Так вот, исполнитель может запросить только за это, скажем, 200 тысяч, а может и миллион. И всё. Докажи, что эта сумма завышена, поясняет фрилансер.

Что касается системы ГАС «Правосудие», то, по словам Игоря, когда речь о сотнях миллионов рублей надеяться на то, что у нас в России такой тендер прошел чисто и прозрачно
это просто бессмысленно.

Мне сложно говорить, что-то конкретное без техзадания. Сложно говорить, не видя как это все технически описано, но вот, сколько вы говорите, 11 миллионов рублей на обеспечение доступа граждан к этой ГАС? Это смешно. Тут явно что-то не так. Ну не может это стоить таких денег. По-сути, это просто доступ к сайту, вэб-интерфейсу баз данных. Здесь не нужно ничего дополнительно обеспечивать. Просто распиши юзерам права, укажи, кто куда может зайти, что может делать, редактировать, и всё. И я ума не приложу, откуда такая цифра, удивляется Игорь.

Не менее странным для него стал и тот факт, что большую часть разработки ПО взяли на себя компании, оформленные заграницей, в оффшорных зонах.


Это ведь судов касается. Там, наверное, есть закрытая часть информации, секретная, что ли. И вот представьте себе, полностью весь движок внешнего сайта и внутренней системы, ключи к базам данных, архитектура баз, высшие права доступа, да вся и любая информация по этой ГАС есть у иностранных компаний с Кипра!

Но проблема не только в этом, аудиторы из Счетной палаты, проводившие проверку ГАС «Правосудие», выяснили, что множество функций, которые были отданы на разработку иностранцам, дублируются в конечном продукте. Дело в том, что ГАС «Правосудие» — это не только название системы в целом, но и государственный орган, со своими обязанностями, правами и полномочиями, а ряд оффшорных фирм, выигравших подряд на разработку ПО, «паровозом» получили и дальнейшее сопровождение ПО, техническую поддержку. И вот в сопровождение записали и «Организационное, методическое и информационное обеспечение функционирование ГАС «Правосудие», что, по мнению Счетной Палаты, «приводит к рискам дублирования функций».

14

И это не говоря уже том, что по «Правосудию» было множество корректировок смет, бюджетов и средств без согласования оных с Министерством финансов Российской федерации.

А еще, как написано в отчёте Счетной Палаты, "техобеспечение функционирования ГАС «Правосудие» в 2013 году была выполнена всего лишь на 3 пункта из 21 утвержденного". На это потратили почти 3 миллиарда рублей. Данная работа является основной для функционирования системы в целом. Вот такая вот, недовыполненная основная, но очень дорогая работа.
29

Во всей этой истории с реформированием, построением открытой и доступной судебной системы заставляет задуматься не только потенциально возможный «распил» государственных средств в больших объемах, а и то, что руководство Верховного суда, которое руководит Судебным департаментом, основным заказчиком всех тендеров, было сознательно введено в заблуждение мошенниками. В ВС просто поступали липовые отчеты, мол, «у нас всё хорошо, работы идут по плану, но нужно больше денег». И аферисты до сих пор остаются на свободе и при своих должностях.


  • 1
Юхневич на пару с Гусевым придумали практически идеальную систему для краж денег из бюджета. Ведь ПО, это действительно то, что нельзя потрогать и постоянно требует обновлений, так что отмыть деньги – не проблема. Проблема в том, что за 5 лет уже можно было давно привлечь его к ответственности

В тот момент, когда в детдома разваливаются, жилищные условия вводят в депрессию, наполняются карманы на реформах пятилетней давности, которые давно уже должны были работать и приносить пользу России

после анонса проекта «правосудие» я действительно поверил в то, что судебную систему ждут качественные изменения. С тех пор прошло лет 7, а кроме похудевшего бюджета ничего не изменилось, да и гусев как был подлым вором так и остался.

  • 1